МениныСемья Филиппа IV (Менины) (1656)

Диего Веласкес (1599-1660)

Эта картина, являющаяся вершиной позднего творчества художника, постоянно привлекает исследователей, пытающихся по-новому ее истолковать. Ее действие разыгрывается в зале мадридского дворца, украшенном многочисленными полотнами. На правой стороне, изображенной в сильном ракурсе, видны три из пяти высоких балконных дверей с опущенными жалюзи, чтобы яркий свет не проникал внутрь. На задней, узкой стене – две двери; правая распахнута, и можно видеть ярко освещенное помещение, в которое ведут две ступеньки. На этой же стене сверху висят две большие картины, а между дверями – зеркало, в котором проступает погрудное изображение королевской пары. На переднем плане во всю ширину зала расположилась группа из восьми человек, в центре которой маленькая инфанта Маргарита в белом шелковом платье. Ей прислуживают две миловидные фрейлины – «менины»; одна из них, преклонив колена, как того требовал строгий придворный этикет, протягивает ребенку серебряный поднос с освежающим напитком. Спереди справа можно видеть товарищей инфанты по играм: бесформенную, рахитичную карлицу, гротескную в своем уродстве, а рядом с ней миниатюрного карлика, который ножкой пытается расшевелить задремавшего пса. Сзади в приглушенном свете зашторенных окон двое придворных – мужчина и женщина, занятые беседой. И наконец слева, перед огромным холстом, - художник, Веласкес.

Хотя все изображенные персонажи известны поименно, как и прежде, остаются нерешенными вопросы: что представил художник на картине, над каким полотном он в данный момент трудится? С полным основанием можно предположить, что он пишет портрет королевской четы, находящейся, вероятно, за пределами картины (зеркало на стене в глубине отражает их лица, изображенные в фас), а роль маленькой инфанты сводится к тому, чтобы помочь родителям, занятым утомительным позирование, скоротать время. Подобное толкование картины противоречит, однако, тому факту, что в действительности не существует ни одного парного портрета Филиппа IV и его второй жены Марианны, который принадлежал кисти Веласкеса, и никаких указаний на его существование в источниках мы не находим. Поэтому более правдоподобной представляется интерпретация, согласно которой Веласкесу моделью для картины служит сама инфанта в окружении придворной челяди, а художник изображает на большом холсте тот же самый сюжет и тех же самых персонажей, что мы видим перед собой. В этот самый порог комнаты переступает королевская чета. Некоторые из присутствующих уже заметили посетителей, например, инфанта и фрейлина справа, присевшая в реверансе перед их величествами; наконец, сам художник, который, прервав работу, смотрит на входящих. Фрейлина слева и дама, скрытая в полутьме, лишь в следующий миг оценят изменившуюся ситуацию. На заднем плане гофмаршал королевы уже откинул занавес и распахнул дверь, чтобы сопровождать королевскую чету далее. Это впечатление «сиюминутности» происходящего, связанное с непреднамеренным, как бы «случайным» размещением фигур в пространстве, придает изображению убедительную достоверность, которая еще больше усиливается за счет того, что зритель мысленно как бы входит в картину, чувствуя себя вовлеченным в действие.

Музей оригинала: Музей Прадо, Мадрид

Добавлено: 14-08-2017